28 сiчня 2022    
Пошук
Головна » Архів » Інтерв'ю та авторські публікації працівників РП » 2003 рік
04.02.2003

Валентин Симоненко: "Моя партия - это мое достоинство"

Беседовал Сергей Ковтуненко

Этот человек знает о бюджете все. Точнее, он может рассказать, на что были потрачены государственные деньги. И очень часто выясняется, что они идут совсем не туда, куда планировалось.

Глава Счетной палаты Украины Валентин Симоненко из тех людей, которые привыкли говорить правду в лицо. При этом каждый год он это делает принародно, рассказывая на заседаниях Верховной Рады, сколько бюджетных (то есть наших с вами) денег было израсходовано.

- Валентин Константинович, каковы итоги работы Счетной палаты за те семь лет, что вы ее возглавляете? Чего удалось достичь, а что так и не сдвинулось с места?

- Прежде всего я убедился, что для демократического государства такая контролирующая структура необходима как воздух. Это финансовая основа построения демократии. Могу с удовлетворением сказать, подводя некоторые итоги работы, что Счетная палата, скажем так, состоялась - ее знают люди, и она востребована обществом. Но она, к сожалению, не всегда ладит с исполнительной властью.

- Как это понять?

- Президент не подписывает изменения к статье 98 Конституции, а обращение в Конституционный суд 115 депутатов уже больше года не рассматривается. Кроме того, проголосована и поправка к Конституции, которая в два раза расширила бы поле нашей деятельности. Создается уникальный прецедент: сегодня лоббируются интересы тех или иных олигархических промышленных групп не в расходной части бюджета, за которую мы в ответе, а в доходной. Такое лобби - одна из причин того, что наш бюджет унизительно мал. Я заявляю об этом совершенно открыто и четко.

- В чем проявляется "украинский феномен", если говорить о деятельности Счетной палаты?

- Главная особенность подхода Украины заключается в следующем. Существует организация ИНТАСА, всемирное объединение высших органов финансово-экономического контроля - в него входит 172 страны. Так вот, в 171-й стране счетные палаты контролируют как расходную, так и доходную части бюджета. И лишь одно государство имеет право отслеживать только расходы, к доходной книге его не допускают. Вы, я думаю, уже догадались, о какой державе идет речь?..

- Что означает контролировать доходную часть?

- Формировать объемы получаемой прибыли. Бюджетный процесс состоит из нескольких фаз: это подсчет доходов, планирование расходов и подведение итогов выполнения решений, зафиксированных в главном финансовом документе страны. А если мы не можем контролировать доходную часть, то теряем контроль над бюджетным процессом как единым целым.

- Вы были неизменным критиком кабинета Валерия Пустовойтенко. Ваше мнение как главы Счетной палаты - правительство Анатолия Кинаха было сильнее?

- Мне трудно оценивать его работу в целом, но если говорить о выполнении бюджета, а этот финдокумент есть концентрированное выражение экономической политики государства, то, безусловно, в подходах правительства Кинаха было больше законности, больше прозрачности, меньше авантюризма и административных методов. Почему мы сегодня не выполняем доходную часть бюджета, бесконечно наращивая мускулы все той же налоговой администрации и поменяв ее руководителя? Потому что административное давление не дает уже никакого результата. Нужно менять схему, саму идеологию налогообложения. А мы продолжаем "прессовать" налогоплательщика и этим самым его деморализуем, волей-неволей ставя невыполнимые задачи перед органами налоговой администрации. Мы заставляем их выполнять спущенный сверху план, то есть как бы толкаем на правонарушения. Что значит - изъять документы из каких-либо фирм хотя бы на день, два, три? Это полностью остановит их работу. Предприниматель лишился прибыли, а мы потеряли с нее бюджетный налог.

- Как вы считаете, есть ли у Украины выход из того тупика, в котором мы находимся?

- Во-первых, надо научиться говорить правду, какая бы она ни была жесткая и горькая. Сегодня большинство наших руководителей исповедуют принцип: "Правда - хорошо, а счастье - лучше". И борются они за второе, а не за первое... Во-вторых, для преодоления кризиса надо сделать этих руководителей стабильно работающими и отвечающими за принятые решения. Ведь в чем сущность многих наших недостатков? Сегодня на практике торжествует принцип коллективной безответственности. Это прежде всего наблюдается у главных распорядителей бюджетных средств, а проще - у министерств и ведомств.

- Так что же надо делать: сажать и стрелять?

- Ни то и ни другое делать категорически нельзя.

- А как наказывать?

- Очень просто: лишать права занимать государственные посты, а не перемещать по карьерной "шахматной доске". Например, из премьер-министра - в министры, потом в народные депутаты, а затем в вице-премьеры и так далее.

- Давайте, например, возьмем фракцию ВР "Народовластие". Бывший участник этого объединения сегодня возглавляет Минздрав. Так с кого спрашивать: с "Народовластия" или Минздрава?

- Я как председатель Счетной палаты, которая занимается бюджетными средствами, считаю: только с главных распорядителей деньгами. А это, как правило, руководители министерств и ведомств. Если нет уголовной ответственности, то административная должна быть такой, чтобы провинившийся уже никогда не имел бы права занимать подобную должность. Люди должны понимать, что главное - не административное право на ту или иную должность, а моральное соответствие ей.

- Есть ли у нас в стране "рекордсмены" по нарушениям, которые выявлены за годы работы Счетной палаты?

- К сожалению, трудно из "равных игроков" выбрать "рекордсменов". Но если говорить откровенно, сегодня ситуация такова, что куда ни кинь - всюду клин, везде недостатки. И "чемпионов" можно перечислять долго. К сожалению, нельзя назвать "рекордсменов" по положительным делам. Вот что плохо... "Фаворитом" на "первенстве нарушителей" сегодня является Министерство обороны, затем идет Минэнергетики, особенно - в вопросах реструктуризации угольной отрасли. Далее следует Министерство сельского хозяйства, в затылок ему дышит Минздрав и так далее.

- А вот вас, просто как человека, поразил какой-нибудь вопиющий факт нарушения законности?

- Если честно, то их много. Меня потрясли вот эти добавки по 20 гривен по указу Президента к пенсиям участникам Великой Отечественной войны. И нашлись ведь люди, нагревающие на этом руки! Или вопросы, которые связаны с производством и закупкой инсулина. Три года составляем ведомость, но так и не знаем, кому он нужен. Не в состоянии подсчитать, сколько у нас диабетиков... А вот миллионы на это лекарство выделяем постоянно.

- Почему до сих пор не создана эффективная система реализации ваших расследований и наказания виновных?

- Начнем с эпизода о принятии закона о Счетной палате, который имеет очень долгую и интересную историю. В 1993 году группа во главе с тогдашним главой палаты Германчуком едет в Германию, затем во Францию, изучает опыт, пишет докладную записку, начинает готовить закон о Счетной палате, который в 1995 году принимается. Президент налагает одно вето, затем второе. Депутаты их преодолевают. Но в мае 1996 года глава государства налагает третье вето. Наконец 28 июня 1996 года принимается Конституция. И там какая-то непонятная 98-я статья говорит об образовании Счетной палаты. После принятия Основного Закона преодолевается вето, и Президент осенью 1996 года подписывает документ. Закон о Счетной палате в первоначальном виде имеет международный стандарт пригодности для работы в демократическом обществе. Это система учета и контроля, проверок, мониторинга, анализа по трем направлениям. Прежде всего, это оценка бюджетных средств: расходной и доходной частей. Далее - использование собственности государства, внешний и внутренний долг, активы Национального банка и ценные бумаги. Тогдашний глава администрации Президента Дмитрий Табачник дает интервью какой-то газете и говорит: "Это не закон о Счетной палате, а постановление об организации трех КГБ в нашей стране". Затем меня выбирают председателем. И мы начинаем действовать, работать с 1997 года. Меня поздравляют, целуют, пьем коньяк... И ровно через две недели подают иск в Конституционный суд на неконституционный закон. Не знаю, кто подавал иск, но Леонид Данилович подписал. Прошел год, документ выхолостили, но признали конституционным. Вот мы и работаем по такому закону. Потом все-таки ВР принимает постановление, по которому расширяются наши функции. Только проголосовали и пошли на выборы 1998 года, как в это время КС опять отменяет это постановление. И мы снова - у разбитого корыта. Только решили вопрос о доходной части - опять суд...

- Существуют ли структуры, политические силы, чиновники, которые были против внесения изменений в Конституцию?

- Это целая история. Президент в 1999 году издал указ о том, что Счетная палата имеет право создавать региональные управления. В 2000-м мы получили ассигнования, создали девять отделений в областях. Только набрали людей - издается указ Президента, отменяющий документ о создании региональных управлений. Начинаем разбираться, в чем суть вопроса. Оказывается, группа губернаторов написала обращение, в котором заявила, что Счетная палата будет мешать им работать, если появятся филиалы в регионах. Процедура изменения Конституции сложная. Сначала голосуется само изменение к Основному Закону, депутаты проголосовали "за". Затем поправки направляются в Конституционный суд, чтобы он решил, не противоречат ли они Конституции как таковой. Конституционный суд дал добро. На следующей сессии Рада принимает изменения к Основному Закону, это решение дается Президенту на подпись, а он налагает вето. После этого депутаты снова обращаются в Конституционный суд. Это было 17 января прошлого года. И вот служители Фемиды уже год никак не могут определиться. Я спрашиваю: "Хлопцы, что ж вы делаете?" А они мне: "Мы рассматриваем изменения". Что касается персоналий, могу сказать, что прежде всего инициатором этой канители был бывший министр финансов Игорь Юшко. Он приложил к этому руку. Все завизировали, а Минфин - нет.

- Вы никак с КРУ не пересекаетесь?

- Нет, у нас разные полномочия. Дело в том, что в Украине создано и развивается множество совершенно, на мой взгляд, ненужных фискальных структур. Это налоговые администрации, то же самое КРУ, ведомства, которые работают под флагом борьбы с отмыванием грязных денег. Все они "съедают" больше, чем способны вернуть. Почему это происходит? Мы действительно одна из немногих стран мира, где отсутствует система финансового контроля. Нет документа, где прежде всего было бы четко определено: это орган внутреннего контроля, это - внешнего, это - ведомственного... Вот как это было сделано в Китае, когда он начал переход к рынку. Там была создана счетная палата и четко выписана система финансового контроля. У нас есть 11 законопроектов о такой системе, но, на наш взгляд, ни один документ не отвечает нормам, разработанным Эллинской конференцией. Ими руководствуются уже упоминавшиеся 172 страны мира, которые определились, что такое система финансового контроля в государстве... У нас сегодня работают 300 человек, а КРУ, которое является атавизмом плановой системы, имеет 11,5 тысячи штатных сотрудников. О налоговой администрации я даже не хочу говорить. Там около 70 тысяч человек.

- Валентин Константинович, вы знаете о том, что происходит с нашим бюджетом, практически все... Легко ли управляться с таким объемом информации?

- Очень сложно. Во-первых, если говоришь правду, этим уже наживаешь врагов, но если хочешь оставаться достойным человеком, не надо врать. Кстати, когда я девять лет был мэром Одессы и, по-моему, приличным, потому что до сих пор люди меня помнят, то где-то на четвертом году работы понял, что если я не начну говорить людям только правду, моя "мэрская" карьера не состоится. Меня "съедят" либо партийные органы, либо граждане. Придя в Счетную палату, я принес с собой и этот опыт. Но надо говорить лишь то, что ты можешь подтвердить документально.

- Если вам доведется покинуть пост главы Счетной палаты, пойдете ли вы в политику?

- Если и нет, она все равно придет ко мне.

- Кстати, а вы принадлежите к какой-нибудь партии, взносы платите?

- Моя партия - это мое достоинство. И даже если уйду в политику, хочу его сохранить.

ДОСЬЕ
Валентин Константинович Симоненко родился 4 июля 1940 года в Одессе. Окончил Одесский инженерно-строительный институт по специальности инженер-строитель. Прошел путь от мастера на строительстве Киевской ГЭС до директора завода; затем продолжал свою деятельность на партийной работе первым секретарем Приморского райкома партии Одессы; девять лет возглавлял Одесский городской совет народных депутатов. Работая в 1992 году представителем Президента Украины в Одесской области, был назначен первым вице-премьером Украины. С января 1997 года - председатель Счетной палаты Украины. Народный депутат Украины, отмечен государственными наградами. Доктор экономических наук, академик Академии экономических наук Украины. Президент Федерации альпинизма Украины.

Про цей сайт | Адміністратор | Лист до редакції
Розробник ЗАТ "Софтлайн", Україна© Рахункова палата України